Старость не радость?!

О старости

Ruka

Почему на Руси так мало светлых, солнечных стариков? Неужели, действительно, «старость – не (в) радость»?! Как-то совсем не хочется в это верить. Хотя бы потому, что каждый из нас (ну, или большинство) рано или поздно окажется пожилым человеком. И совсем не радужная перспектива – осознать себя на финишной ленточке желчным, злым и несчастным стариканом, успешно отравляющим жизнь не только себе, но и всем окружающим…
Предупреждён, значит – вооружён! Отсюда, хотелось бы, хотя бы начерно, разобрать такое ёмкое состояние и такой непростой кусок жизни, как старость. Но, чтобы выпахтать понятие «светлой» старости, пойдём от обратного — разберём «неправильную», злую и желчную. Не буду лукавить и по ходу действа выдумывать как определение старости, так и двадцать четыре способа избавиться от оной. Просто заимствую то виденье, что украл у разных разумных людей, слепив из него своё. Важно, что нижеизложенное у меня очень хорошо отзывается. Надеюсь, отзовётся и у Вас.

Итак, старость — это, прежде всего, состояние. Упрощённо — ёмкое и многогранное воззрение на Мир и себя. Эдакий клубок, состоящий из множества взаимосвязанных, где-то перепутанных, а где-то и завязанных в сложные морские узлы ниточек-образов. Не случайно мазыки упоминали такое понятие, как «вежа старости», призывая жить так, чтобы никогда её не пересекать.
Вежа старости — это, одновременно, и рубеж/граница/кон, и само пространство, ограниченное (или определённое) этой границей/межой. Значит, для нас старость вырисовывается и как забор вокруг условного «дома престарелых» (на котором написаны вполне узнаваемые слова и предостережения), и как сам «дом престарелых» вместе с лавочками, клумбами, вставными челюстями в стаканах, самими стариками и с той неповторимой атмосферой, царящей здесь.
Вежа, как граница, весьма условна (болото редко начинается вдруг). Говоря техническим языком, вежа старости — градиентный (плавный) временной переход из состояния «нормальный мужик» в состояние «старик». И одной из задач данной разсуждалки я считаю призыв к очень внимательному отслеживанию себя, своих поступков, мыслей и желаний в русле «как бы вдруг не оказаться по горло в трясине».
Теперь, приняв за исходник понимание старости, как пространства сознания, заполненного вполне узнаваемым старческим мировоззрением, можно перейти и к разбору содержимого этой вежи.

Вряд ли сообщу новость, если предположу, что старость (как состояние) наполнена умиранием. Или теми, или иными формами умирания. Откуда они там взялись? Вам ничего не говорит связь слов «опыт» и «пытка»? Старик — человек с огромным житейским опытом. Несть числа ударам судьбы за плечами. Каждый удар болезнен. А значит, каждый следующий удар рождает новый узел боли в сознании, или усиливает старый. Если этап пройден неверно, то по узлу боли продолжают сыпаться тумаки. С одной стороны, терпеть уже невозможно, а с другой, чтобы вычищать из себя грязь, не хватает либо знаний, либо огня.
В этом случае сознание начинает защищать здоровую свою часть от больной — узел боли либо оборачивается неисчислимыми слоями оправдалова/обидок, либо задвигается в безпамятье (про старческий склероз, надеюсь, слышали?), если не удалось оборачивание. В результате накопления подобного опыта, львиная доля сознания старика — омертвелая. Мироздание продолжает пытаться достучаться до старика, но любая попытка легко отбивается ороговевшими покровами души, что проявляется либо философским взглядом на жизнь, либо снисходительным потрёпыванием по плечу этого смешного мальчугана, либо полным отсутствием видимой реакции на событие. Беда в том, что окостыженная область сознания практически мертва! Перед нами старик-философ (сознательно не использую слово «мудрец»).
Если узлы боли не закрыты и не утоплены безпамятством, то старение превращается в муку. Каждая тля напоминает и каждая муха топчет. Отсюда и злость, и желчь, и ненависть. В этом случае, радость, как состояние, не слишком хорошо уживается со старостью. А ведь радость — это жизнь, это разширение, это айки, в конце концов! Но вместо радости в пространстве сознания старика изобилуют мысли о проблемах (как своих, так и чужих), боль от телесных недугов и духовных немощей. Сознание с таким содержимым не может разширяться, а значит, не позволяет и омолаживаться/оживать! Помните старый советский фильм «Запасной игрок» с Кадочниковым и Вицыным в главных ролях? Там есть замечательная песня-девиз с рефреном «…Оставайтесь всегда молодыми — Никогда не старейте душой!…» Делаем выводы.
Богатый опыт привносит парадоксальную, на первый взгляд, составляющую старости — философский взгляд на жизнь (которую мы затронули чуть выше). Почему же парадоксальную? Да потому, что она гасит огонь, студит жизнь (старики мёрзнут) и позволяет не шевелиться везде, где можно не шевелиться. Да и зачем? Ведь нет ничего нового под луной, мой друг Горацио… Отсюда и созерцательные посиделки на завалинке, отсюда замедление «внутреннего генератора» с неизбежной его остановкой в финале…
И ещё… Никогда не замечали, что направление бытия у стариков указывает не в будущее, а в прошлое? Все важные и ценные события именно там, вся радость тоже там. Воспоминания на завалинке, поучения молодёжи, старые фотоальбомы, старые вещи, памятные места — всё там, в прошедшем. Посмотрите, с какой яростью старики отстаивают свой старый хлам. А что же в будущем? Болячки, дряхление и смерть. Смерть! Так куды старику бечь?! Конечно, только в прошлое. А это ещё одна составляющая омертвления и умирания. Увы… Кстати говоря, в древней русской традиции прошлое, само по себе, относится к потустороннему миру, к Нави. Так-то!

Итак, весьма и весьма приблизительно мы разобрали с Вами содержимое того пространства сознания, что ограничена «вежей старости» и является достаточно типичным для «нормального» старика. Теперь давайте попробуем прояснить природу этого содержимого – что тащит туда сам человек, и что складирует туда общество.

Начну со Стодня или коллективного сознания общества — совместного и общепринятого Образа Мира, в котором старик жил и живёт. Влияние настолько мощное, что ковырнуть его просто необходимо. Хотя бы начерно.
Не взыщите, но я вынужден затронуть жёсткие и циничные моменты. Для современной культуры, какие бы дифирамбы старости и гуманности не пелись, старики — балласт. Поясню свой взгляд. Современная цивилизация — это цивилизация денег, с одной стороны, и материального благополучия, с другой. Благополучие, естественно, посредством тех же денег (хотя в древности русы понимали Благо исключительно как Дар Богов!). Старик — это пенсионер, откуда вытекает пенсия/пансион, социалка, здравоохранение и много ещё чего. При этом материальных благ он не создаёт. (А духоносность некоторых мощных дедушек обществу «…и даром не нать, и с деньгами не нать!…») Развитое современное общество эквивалентно хорошей медицине и развитым социальным службам. Отсюда — увеличение продолжительности жизни при не слишком хорошем здоровье пенсионеров. На выходе — постоянно увеличивающийся процент стариков, поделённый на неуклонно понижающийся процент работающего населения. Проблема, однако! Причём, устроить геноцид стариков современное общество не может (и слава Богам!) из-за требований по исполнению декларации прав человека (при приоритете прав личности над правами общества). Как быть? Да никак! Живи в долг пока живётся, а последующие поколения уж как-нибудь решат эту проблему. Посмотрите на суверенный долг тех государств, что живут сейчас «в шоколаде» и являют собой лицо развитого цивилизованного общества — только не в абсолютных цифрах, а в пересчёте на душу населения. Изумительная картинка получится (к примеру, каждый неторопливый и благополучный финн, включая грудничков и старичков, должен порядка 110-115 тысяч евро)! И долги только растут! Кто их будет отдавать и возможно ли это в принципе?! Однако, я немного отвлёкся — надо исправляться.
Итак, старики индустриальному капиталистическому обществу не нужны. Более того — они создают огромную проблему, которая только увеличивается в масштабе. Как же современный Стодень «помогает» её решать?

1. Современная культура запретила смерть!
Её нет — мы не говорим о ней, мы стараемся даже не думать о ней. А когда смерть начинает присматриваться к старику, он не готов к встрече с ней. Это очень страшно. И ведь это происходит не вдруг. Каждый из нас, так или иначе, сталкивается с тем, что уходят из жизни друзья, знакомые, родные. И чем старше ты становишься, тем чаще ты вынужден касаться темы смерти. И тем более тебя начинает пугать собственная. Результатом чего являются дополнительные страхи, навитые вокруг узла боли под названием «смерть».

2. Современная религиозная культура разрешила смерть.
Что делает старик, испуганный смертью? Он идёт в храм в поисках того Бога, который подарит (или продаст, прости Господи) ему хорошее посмертие. «Так это же замечательно!» — воскликните Вы и чуточку промахнётесь, если имеете в виду православное христианство или ислам. В этих религиях работа только начинается, и заключается она (упрощённо) в освобождении себя от материальных привязанностей и страстей, в духовном поиске. «Так это ж здорово!» — скажете Вы, и я соглашусь. Но!
А что делать немолодому, нездоровому и уже несильному человеку с тем багажом целей и задач, навязанных ему Стоднем? Ведь эти задачи он, стиснув зубы, тащил на горбу всю свою крайне непростую жизнь! Получили неслабый внутренний мятеж. И чем лучше и чище старик, тем страшнее этот внутренний раздрай! Одна часть деда говорит, мол, ты ж бился за эту кубышку всю жизнь — имеешь право на хатку с вишнёвым садиком и десятком курей. Сиди на солнышке — грейся. Другая часть подначивает: «Хочешь сохранить — подари. Легче верблюду…» Плюсуем ещё узел боли.
Конечно, иудеи — красавцы! Вот уж кто не промахнулся — материальное благополучие в этой жизни и есть главный пропуск в иудейский рай! Но увы, я — не иудей. Да и в иудейском раю мне делать нечего…

3. Старик никому не нужен, ибо нигде не востребован.
Тему спихивания внуков на бабушек и дедушек в те моменты, когда детишкам не досуг — не рассматриваем. Старость — это, прежде всего, житейский опыт. Но он не нужен ни отдельному молодому и успешному человеку, ни обществу. Ведь Стодень замешан на успехе и материальном достатке, а у пожилых людей с этим, как правило, не слишком хорошо. А значит, старость — отстой, не достойный внимания. Отсюда дома престарелых и хосписы. Здесь корни коллективной «кнопки ликвидации стариков».

4. Стодень бойца.
Мировоззрение бойца, если помните, строится на стремлении к победе над другими. Современное общество приветствует успешных людей, а успех определяется именно такими победами — назовём их «внешними». В силу того, что внешние победы обществом одобряемы, то подобный победитель получает «место за княжьим столом», а значит — дольку материального достатка. Все в шоколаде — общество получило ещё одного управляемого пассионария, а боец – кусочек материального благополучия и иллюзию правильной жизни. «Внутренние» же победы, то бишь победы над собой, никому не интересны, ибо не видны и материальных дивидендов не приносят. Что с этим у старых людей?
Если старик «правильный» — воин — значит перед нами носитель колоссального жизненного опыта и понимания, человек Духа, мудрец. Но мудрец никому не нужный и не востребованный, так как общество живёт совершенно другими ценностями. Старик это видит и понимает, что ни радости, ни долголетия ему не добавляет. Вспомните стариков мазыков, которые ушли, будучи убеждёнными, что Русь уже не поднимется…
Если старик «неправильный» (то есть, обычный, нормальный), то внутренними поисками и метаниями он никогда не заморачивался, а соответствовал запросам общества — был бойцом. И даже если у него и были победы, то все они в прошлом. Как Вы понимаете, для современника все эти грамоты, дипломы, патенты, должности и вехи жизненного пути — не более, чем пропахший нафталином и старческим маразмом хлам. Помните, как 90-е годы практически выкосили поколение убеждённых коммунистов, в силу пренебрежительного отношения к ценностям, которыми жили старики, к победам, которые они свершали. В данном случае, пример с коммунистами не совсем корректен, ибо достаточно большой процент этих людей были ведомы идеей, а значит всё же духовной составляющей. Но даже это их не спасло от презрительных плевков в спину.

5. Стодень бытовой.
Рождён мышлением свойства. Если старик отличается от нормальных дедов да бабок — он старый дурак. Почему? Зависть. Откуда берётся? У мазыков была изумительное присловье-наблюдение: «К старости тель стачивается, и в прорехи начинает светить Душа». Если Свет Души силён, то перед нами светлый старик. Если Свет только-только пробивается, он не виден никому, кроме самого носителя. Что это значит? А то, что этот дед уже понимает, что «не дотянул», «не хватило», а самое страшное, что уже и «не дотянет», что уплотняет. И когда появляется кто-то, кто не просто «дотянул», а продолжает жить, тянуть и светить — это вызывает раздражение и желчь. Причём, вне зависимости от того, сделал ли что-нибудь плохое этот жизнерадостный старикан по отношению к «завалинке» или нет. Он просто есть, и своим наличием уже бередит узел боли под условным названием «просрал жизнь» (уж простите мой французский). Знакомо? И ведь каждый из нас хоть раз, но слышал фразу типа: «Старик, ты ж седой! Куда тебе мальчишкой-то скакать?! Успокойся, погрейся на солнышке. Вон посмотри на Семёныча…»? А у женщин всё ещё круче: «Тебе ж сорок уже, дура старая! Куда тебе рожать то?! Ты бабка ужо…»
А чтобы бодаться со Стодом нужна такая силища, что ого-го. Повторюсь, но ты в этом случае в глазах приличных людей не просто старик, ты — старый дурак! И это почётное звание далеко не каждый способен поднять и носить. Так-то!

6. И завершу разбор вежи старости ещё одним узлом боли-страха. Это немощь.
Старики очень трепетно отслеживают своё состояние. Достаточно прислушаться к основным темам разговоров бабушек на лавочке — хвори, недуги, лекарства, поликлиники, скотское отношение к старикам и т.д. Пожилой человек очень хорошо замечает телесное старение, ибо неплохо помнит времена, когда всё было ещё ого-го! И это пугает, ибо дальше будет только хуже. Вот Вам и ещё одна составляющая содержимого сознания старика, соотносимая с умиранием.

Теперь коснусь той особенности пожилых людей, которую время от времени замечаю в себе, и которая очень мне не нравится. По-крайней мере, я не хотел бы вместе с ней стариться. Это, уже упомянутая мной чуть выше, струя мышления под кодовым названием «умник». Как ни странно, но вытекает она из реки житейской опытности. Старик пожил и знает «как»: как быть, как надо делать и как делать не надо, как правильно и неправильно, как хорошо и плохо. И беда даже не в том, что часто это не соответствует действительности или Истам Мира. Плохо то, что всё это — твёрдые, а значит, мёртвые знания. Мало того, что они не ведут к жизни, ибо ей не соответствуют. Они убеждают старика, что он всё знает и всё понимает. А значит — учиться нечему. Но ведь Душа приходит в этот Мир только за учёбой и ни за чем другим. А раз дед отказывается учиться, то есть находиться в струе «ученика», то Душе здесь больше делать нечего. И запускается процесс самоликвидации ещё не старого, вобщем-то человека. Привет предкам!

Пришло время подвести некие промежуточные итоги моей говорильни. Попытка эта будет с хитрушкой, прячущейся в разумном вопросе: «Делать-то что?»
Сумевший задать вопрос, половину ответа уже знает. Знаем и мы. Чтобы избежать старости в том инфернальном изложении, что приведено выше, надо перестать становиться стариком, надо перестать складывать в собственное сознание боль и негатив, чтобы, к тому же, ещё и обслуживать эту сочащуюся кучу всю оставшуюся жизнь.

Теперь о том — как к этому двигаться. Откровенно говоря, я не представляю — как это можно сделать напрямую, и можно ли? Закон Равновесия гласит, что усилия по выкапыванию могилы должны быть сопоставимы с усилиями по её закапыванию (с учётом силы тяжести во всех её проявлениях). Если дед копил боль все свои семьдесят с хвостиком, то за две недели проблема не решается. Значит надо щепить. «Тихо, тихо ползи, улитка, по склону Фудзи…»
1. «Ученик».
Вычищаем «умника» заменой на «ученика». Каждый день — новый, каждая улыбка — дар, каждая пощёчина — урок. Сё-син или «чистое сердце»! (Для кого-то неплохим подспорьем может послужить разсуждалка «Истинный Учитель»)
2. «РА-Дость».
Живём в радости. Причём, не благодаря системе, а вопреки (ибо Стодень против!). Отслеживаем плотности собственного сознания и плотности Мира, дабы не грузить всё это в себя. Ищем и ценим Свет в Миру и в людях.
3. «Здесь-и-сейчас».
Живём каждое мгновение, смакуем жизнь. Невероятно сложный пункт, особенно для современника, обладающего цифровым, разщеплённым сознанием.
4. «Дар» и «Добро».
Дар перекликается с добром, поэтому я набрался смелости и объединил эти два неохватных понятия в один пункт: «Дарить Добро».
Примечание:
А) Добро=Доба+РА — состояние своевременности с Богом.
Айкидошное переложение: добро — это состояние, когда я чувствую Ма на предмет хорошего коккю и соответствую ему.
Это именно то, чем светлый старик обладает и чем он может делиться с молодыми — пониманием добы, как своевременности, чувством времени. Отсюда идёт обрядня, которой владели именно старые люди — когда можно сеять, когда нельзя, когда хорошо рождаться или умирать, а когда — нет.
Б) Добро = До + Бро = Дарить/Давать + Брать = Удержание Равновесия Мира
Чтобы взять, надо сначала дать. Дать — это значит дать/предложить себя, своё (внутреннее) пространство. Но, чтобы взять что-либо, надо иметь куда положить, надо иметь свободное пространство для забираемого. Нельзя взять в закрытый кулак, можно вложить в открытую (предложенную, даденую) ладонь (ладную, ладящую).
Природа не терпит пустоты, посему в нас изначально нет пустоты для чего-то. Всё, что освобождается тут же занимается чем-либо (как правило, фигнёй, мусором, суетой). Чтобы взять дар, надо очистить ДЛЯ ДАРА место/пространство.
Брать от Бра (дающее Свет). Брать в этом контексте (высшее воплощение рун) — поглощать, принимать Свет.
Чтобы брать Свет, надо освободить пространство не вообще, а под Свет. Создать пространство под Свет — это значит очистить его от сора и наполнить средой, созвучной со Светом. Той же чАстоты, той же чИстоты, что и даруемый Свет.
И всё это – знание, носимое именно стариками и именно светлыми. И, покуда мы — не старики, этим направлением движения надо озаботиться уже сейчас. Не тащите сор, выметайте его из души. Тогда и появится место под то, чем надо делиться и что надо дарить — Добро, как Свет Души!
5. «Великое в малом».
Перекликается со всеми четырьмя выше приведёнными пунктами. Учится на малом, не ожидая каких-то эпохальных событий и людей в жизни. Проживать в радости каждую секунду, каждый вдох, каждую улыбку встречного человека. И возвращать Свет в Мир по любому, даже самому, на первый взгляд, никчёмному поводу. Этой метлой надо вычищать из себя пренебрежение малым, проявляемое в девизе старика «Нахрена шевелиться?!»
6. «Прощение».
Одно из основных орудий убирания узлов боли из сознания (камней с души). Тема насколько необходимая, настолько же и неподъёмная. По-крайней мере, для меня здесь-и-сейчас. Посему, даю её лишь немёткой. Умение прощать — Дар Божий. Не всем дано, но стремиться к этому просто необходимо, чтобы не превратиться в хранилище желчи, ненависти и яда на финишном отрезке своей дистанции.
7. «Кресение».
Очищение, кресение, мисоги — разные слова, разные культуры, но совершенно одинаковая суть — убирание лишнего (от «лихо»), вычищение грязи и скверны. Незнакомых с этой составляющей айкидо отсылаю к статье «Мисоги». Сюгёшникам же не лишний раз напомнить, что очищение себя лежит в основе любой школы, претендующей на духовный поиск. Без яростной битвы со всем затхлым, отжившим и мёртвым в себе, нечего и думать о живой и светлой старости в будущем. А ведь это будущее ой как не за горами.
8. «Смерть».
«Мы рождаемся на смерть и помираем на жизнь!»
Меняем взгляд на смерть вообще и на собственную — в частности. Смерть — переход, перерождение, закрытие старого, отжившего Мира с одномоментным открытием нового, живого и неведомого. Не случайно в русской традиции слова «рожон» (брать/принимать смерть) и «рож-дать» (давать жизнь) растут из одного корня. Смерть — Великий Учитель. Страшный и неведомый, да. Но абсолютно неизбежный и жизненно необходимый! Вы посмотрите на отношение к смерти у русов и многие вещи начинают проясняться. Пойте русские народные песни, читайте присловья, пословицы и поговорки, пытайтесь проникнуть в тайны русских сказок! Это Мир, где смерть важна и значима. Это Мир, вход в который начинается с ответа на вопрос: «Смерть — это ничто или нечто?»
Так как я уже касался темы смерти в разсуждалке «О смерти», посему повторяться не буду, а углубляться не готов.

В силу того, что мы с Вами находимся на айкидошном ресурсе, завершать разсуждение надо бы на нотке айки. Разворачивать не буду, но тезисно доведу моё виденье правильной старости с точки зрения айкидоки. Правильная Старость — это чистое укеми! Тебя ломают и бьют, ты лишён силы и зачастую оси… Но! Ты бьёшься, ты мотивирован и хочешь жить! Ты должен расширяться! Иначе, сначала омертвение, а затем — смерть!

Теперь две просьбы, прежде всего, к сюгёшникам. Чтобы не оказаться в том месте, что так живописно изображено выше, сохраняйте намерение по двум векторам:
1. Вычищайте страхи и боль, не копите обиды и злобу. Мир справедлив, а Светлые Боги милосердны!
2. Любите стариков, вытягивайте их опыт и знания, окружайте их светлой потребностью в них.

P.S. Не хочу оставлять «хвост», поэтому прошу прощения у стариков, которых эта рассуждалка могла обидеть. Старость — сложное и трудное состояние. И оправдывает меня лишь то, что сам я стою на этой меже и, как седобородый мужик, имею право как вглядываться во мглу перед собой, так и иметь собственное мнение о ней…

 


Кучерук Игорь /сентябрь 2015 года/

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники