Смирение II

Ещё немного о смирении.

Musubi IIТемы смирения я касался неоднократно. В частности, можно почитать тематическую рассуждалку здесь. Тем не менее, это понятие настолько ёмко и глубоко, что я не мог не воспользоваться поводом (обсуждением сюгёшниками смирения на одном из форумов) и чуточку поворошил этот образ в моём сознании. Итак.

Смирение — принятие с миром всего, что Мироздание ниспосылает мне, ибо послано всё это не просто так. Это школа. Нет, не так… Это — Школа!
Однако, правильно взять ниспосланное я смогу лишь в том случае, если есть куда положить, во-первых, и моё состояние при этом — это состояние ученика/берущего/уке, во-вторых. Нарушение любого из двух перечисленных условий не отменяет обучения, ибо обучаться можно и через тумаки и магические затрещины Судьбы. В русской традиции это называлось обучением Недолей. Ни себе, ни Вам советовать «такой» науки не хочу. Значит, будем править на Правь и учиться у Доли!

Не открою ничего нового ни для сюгёшника, ни для вдумчивого читателя «со стороны», если в который раз скажу, что требованием исполнения первого условия — наличия свободного (и соответствующего будущему знанию!) пространства моего сознания — является мисоги/кресение/чистка. Меня и моего сознания. От грязи и сора.

Не опасаясь повторов в изложении, снова обращу Ваше внимание на тот немилосердный факт, что природа не терпит пустоты. А вытекает отсюда то, что пустого и незанятого пространства в сознании нет. И, значит, его надо создать. Предупрежу сразу — прикупить не получится. Доля творится из Недоли, воля из неволи, чистота из грязи. Вобщем, цветы растут на навозе. Пока не выгребешь дерьмо, чисто не станет. Милости просим в Царство Мисоги!

Применительно к айкидо, вычищать придётся боль и страхи (которые, строго говоря, являются одним из «агрегатных» состояний той же боли). Уточню и направление генеральной линии атаки — неверие и недоверие. Миру. Другу. Партнёру по татами. Соседу по полосе на МКАДе. Гопнику в подворотне. Бред? Бред, конечно. Однако, не простой, а очень простой. В русле фразы-девиза Тамуры сихана: «Когда вы поймёте, что айкидо — это просто, вы освоите айкидо!»

Хорошее укеми основано на доверии партнёру, то есть, на отсутствии страхов и безпокойств за себя, своё здоровье и свою безопасность. Перекладывая на будо, можно сказать то же и о доверии врагу. Понятно, что это доверие особое. Вежественное!

Второе условие смирения, как принимания с миром, является состояние ученика. Причём, ученика не подневольного/подНедольного, а берущего знание в радости, на разширении. Что же я, опять про хорошее укеми? Именно! Потому как, только состояние разширения сознания позволяет не уплотняться, не сваливаться в негатив и боль. Только детский искренний интерес к предмету освоения даёт возможность есть большой ложкой. «Сёсин»! Вы ещё не забыли, что я говорю о смирении?

Наша беда, как мне кажется, в том, что маковку «смирение» мы неправильно (не по Прави!) понимаем, неправильно наполняем (терпилой) и неправильно используем. Отсюда такие разночтения, с одной стороны, и низкая эффективность, с другой.
А ведь получается, что как для айкидоки, в частности, так и для человека самопознания, вообще, смирение — совершенно чудесное состояние, дивный режим работы с собой и через себя — с миром!

Чем является укеми в айкидо? Наукой неуязвимости! Хорошему уке невозможно повредить, сделать больно или неприятно. Невозможно! Это же волшебные жерновки, способные любое дерьмо ненависти, злобы и смерти перемолоть в радость, движение и жизнь! Задумайтесь, ведь это чудо и сказка! А теперь человеку, не по наслышке знакомому  с хорошим айки, осталось приложить укеми, как науку неуязвимости, к понятию смирения, и получить на выходе очень простой вывод: истинное смирение делает человека неуязвимым!

И ещё один срез смирения/укеми, показавшийся из-под кучи наносного понятийного мусора: сила в слабости! Этот срез неплохо перекликается с рассуждалкой о силе. И я очень часто в додзё выстраиваю кейко исходя из концепта, что «айкидо — школа слабого». Звучит не ахти. Да что там говорить — вообще не звучит! Однако для меня это именно так, и для меня это крайне важно. Объясню в двух словах.

Я, как айкидока, признаю за моим визави (партнёром по татами, гопником, врагом в бою или драке и т.д.) право быть и сильнее, и быстрее, и технически изощрённее, и даже вооружённее меня. Он вправе делать неожиданные, нечестные и подлые ходы. И я это принимаю с миром, я смиряюсь перед этим напором. Но! Не сдаюсь — не сдаю себя, не продаюсь — не продаю себя, не предаюсь — не предаю себя. Я ненапряжён и неотвратим. Это возможно только тогда, когда я способен удержать состояние внутренней безмятежности, основанной, опять-таки, на доверии миру, на смирении. И это делает меня очень сильным, ибо мы с Миром едины! У какого придурка хватит безумия прыгать на нас со Вселенной, на нас с Богом?! И получаем, что в этой кажущейся слабости смирения прячутся безграничные силы.

Совершенно понятно, что то состояние, что я попытался описать выше, увы, практически недостижимо ни для меня, ни для ребят, что у меня занимаются. Это, так сказать, Образ в Красном Углу. Осознание собственного несовершенства не должно останавливать меня на этом пути. И даже, наоборот — всё время подталкивать к тому, чтобы я тянулся к этому Образу из последних сил. Тянулся и тянул других. И если эта небольшая статья сподвигла хоть кого-нибудь к размышлению о сути истинного смирения, я не зря старался.
Живите с миром!


Кучерук Игорь /апрель 2016 года/

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники